РАЗГОВОРЫ ПРО СНИЖЕНИЕ ПРОЦЕНТНЫХ СТАВОК — ЭТО ВСЕ СКАЗКИ

У основной массы участников рынка микрокредитования считается хорошим невозврат 20 — 25%.
Рынок микрофинансирования, переживающий сегодня бурный рост, стал темой первой конференции Федерации СРО кредитных кооперативов, которая прошла на днях в Москве. Участники рынка озабочены качественным составом отрасли и созданием равных правил игры. О том, куда и как растет рынок, каков реальный процент невозврата, опасаются ли микрофинансисты конкуренции со стороны банков, в интервью газете «БИЗНЕС Online» рассказал один из ведущих спикеров конференции, президент НП «Микрофинансирование и развитие», президент управляющей компании «Центр микрофинансирования» Павел Сигал.

- Павел Абрамович, в конце минувшей недели в Москве состоялась первая конференция СРО кредитных кооперативов, в которой вы принимали участие в качестве ведущего спикера. Расскажите, какие акценты были сделаны на данном мероприятии и к каким выводам пришли участники?

- Эта конференция затрагивала один сегмент рынка микрофинансирования — кредитную кооперацию. Организатором мероприятия выступила Федерация СРО кредитных кооперативов, созданная около полугода назад и объединившая три крупнейшие саморегулируемые организации в данной сфере. Поднимались вопросы регулирования рынка — в конференции принимали участие эксперты ФСФР ( Федеральной службы по финансовым рынкам — ред.). Я, в частности, выступил с докладом о перспективах развития кредитной кооперации в России. Кроме того, важным элементом совместной работы было решение целого ряда корпоративных, отраслевых задач, связанных и с ведением учета, и с ожидаемым изменением законодательства. То есть это была конференция профессионального сообщества.

- Насколько сегодня насыщен рынок МФО? На одной из недавних конференций в Казани по микрокредитованию малого бизнеса вы сказали, что идет бурный рост данного рынка, причем значительное число компаний вовсе не числится в официальном реестре МФО…

- На самом деле статистика такая. В целом рынок МФО состоит из двух сегментов: кредитной кооперации и непосредственно микрофинансовых организаций. В первом сегменте сегодня работают 10 СРО, которые объединяют примерно 1,4 тысяч кредитных кооперативов, это легализованные участники. И около 2,5 тысяч, по данным ФСФР, — это кооперативы, которые не входят в СРО. Напомню, что по закону все кредитные кооперативы обязаны быть в составе СРО. Поэтому сейчас ФСФР начинает судебные процессы по ликвидации тех кооперативов, которые не входят в СРО. Хотя они ( эксперты ФСФР — ред.) сказали, что из этих 2 тысяч около 600 организаций они вообще не нашли.

Микрофинансовые организации обязаны быть зарегистрированными в реестре, который ведет ФСФР. Сейчас там числятся 2227 МФО. Однако в настоящее время готовится целый ряд законодательных изменений, и одно из первых, которое будет введено, на чем мы настаиваем, — это введение обязательного членства в СРО и для микрофинансовых организаций. Я думаю, что к концу года или к началу следующего такое изменение в закон будет принято. Но ФСФР уже сейчас не справляется с потоком организаций. Никто пока не может с определенностью посчитать число участников рынка МФО, но я думаю, что действующих организаций в два-три раза больше, чем в реестре.

- Какой сегмент из двух вами названных является наиболее быстро растущим?

- Конечно, сегмент микрофинансовых организаций. Дело в том, что кооперативный сегмент самый старый, он существует с момента возникновения рынка в России, когда возникало большое количество кредитных кооперативов. Сейчас же, по словам самих участников, новых игроков в этом сегменте практически не появляется в связи с тем, что это не так просто. Одно дело — зарегистрировать частную компанию, а другое — кооператив. У этого сегмента есть свои преимущества определенные, есть и минусы. Но микрофинансовые организации сегодня объективно развиваются быстрее, чем кооперативы.

- В таком случае в сегменте МФО какое направление развивается наиболее заметными темпами?

- Сегодня существуют три направления развития рынка с точки зрения продуктовой линейки. Первое, самое молодое и самое быстрорастущее, — это так называемые «быстрые деньги» или «деньги до зарплаты». Подавляющее число участников российского рынка МФО идет как раз по этому пути, в том числе здесь присутствуют крупные игроки с иностранным капиталом. И именно это направление испытает трудности во время кризиса.

Второе направление — классическое, связано с выдачей среднесрочных займов на полгода, реже — на год. Суммы тут значительно больше, диапазон — до миллиона рублей, средний заем — 200 — 300 тысяч. И считается, что этот вид займов обслуживает предпринимателей. Отчасти это так, но все-таки значительная часть этих заемщиков — это физические лица, из них часть — предприниматели, которым неудобно брать кредиты. И третье направление — это займы, связанные с выдачей денег на дому, через кредитные карточки: это наиболее маленький, наиболее сложный и дорогостоящий сегмент, и он требует большого охвата. И, пожалуй, четвертое направление — как высшая форма развития микрофинансирования — это компании, которые имеют все эти направления в своем портфеле. Таких компаний чрезвычайно мало, считанные единицы, и одна из них — центр микрофинансирования, у нас порядка 20 продуктов.

- А разве экономический кризис, когда люди все острее испытывают нехватку в денежных средствах, не предполагает рост рынка МФО?

- Я не говорю, что не будет роста, я говорю о трудностях. Да, в кризис будет рост рынка МФО, но одновременно — и рост неплатежей.

- Каков сегодня в среднем процент невозврата микрозаймов?

- У основной массы игроков считается хорошим невозврат 20 — 25 процентов. На самом деле у многих он доходит до 40 — 50 процентов. У нас невозврат — 5 — 10 процентов.

- Что позволяет вам удерживать такой низкий процент «просрочки»?

- 11 лет работы, мощная служба, инфраструктура и технологии, заточенные на минимизацию невозврата. Придя на рынок и начав выдавать деньги, сразу невозможно создать систему, которая позволяет отбирать правильных клиентов и возвращать деньги тех, кто неправильный.

- То есть, несмотря на тезис, что заемщик, «плохой» для банка, может оказаться подходящим для получения займа в МФО, получается, что и в микрофинансировании есть свои «правильные» и «неправильные» заемщики?

- По большому счету, тезис верен, но не всегда в МФО приходят те, кому банк отказал. Часть клиентов приходит потому, что МФО быстро дает, и там меньше бумаг. В принципе, они бы и в банке получили эти же деньги. Так что нельзя сказать, что выбор между МФО и банком — это всегда вопрос качества заемщика. Но процент тех, кто в банке не может получить кредит, среди клиентов МФО значительно выше.

- На ваш взгляд, есть ли конкуренция между МФО и банками, все больше «залезающими» в сегмент микрокредитования? Банки сегодня активно идут в розницу, и многие намеренно предлагают продукт под названием «микрозаймы».

- Дело не в угрозе конкуренции. Во-первых, все-таки клиент разный. Второе — банки с такой скоростью выдавать не смогут. Теоретически возможно в будущем, но пока нереально. У банков есть объективные критерии, связанные с регулированием отрасли, которые не позволяют им быстро выдавать микрозаймы. И третий момент — банк не может позволить себе иметь клиентов с просрочкой, а мы можем. В микрофинансировании вообще просрочка до 30 дней таковой не считается. А для банка это критично. Поэтому часть заемщиков, которые по банковской терминологии платят, но платят неаккуратно, испытывает затруднения с получением кредита. Кроме того, есть категория людей, и она до сих пор сохраняется, которые просто не хотят идти в банк. И их достаточное количество. Они не обращают внимания не проценты и говорят: «Черт с ними, с процентами, зато не ходим, и никто на нас с кислой миной не смотрит». Конечно, сейчас банки стали более клиентоориентированными, но…

- При ухудшении экономической ситуации, когда спрос на займы растет, банки в «рознице» становятся более лояльными?

- Отчасти. Почему МФО в кризис развиваются больше? Да, правильно вы сказали, у людей растет потребность в деньгах. А почему растет? Потому что банки перестают давать им кредиты. Ухудшается платежеспособность людей, зарплаты снижаются, у предпринимателей падает реализация и так далее. В целом качество заемщика в кризис ухудшается. Для банков это очень тяжело, для МФО — плюс. Но это если выбрать правильную позицию. Одно из правил, которые мы установили чисто практически и которое никто не понимает, — во время кризиса нельзя стремиться к быстрому росту портфеля для МФО при всех открывающихся возможностях. Потому что в этом случае рост просрочки будет опережать динамику увеличения портфеля.

- Каков сегодня объем портфеля МФО в России? Сопоставим ли он с банковским, в розничном сегменте?

- Нет, такой сопоставимости никогда не бывать. Банки объявляют, что у них кредитный портфель в части розницы и кредитования МСБ — 4 триллиона рублей, хотя тут надо смотреть, конечно. А у МФО — всего 35 — 40 миллиардов, правда, это только легальный рынок.

- А на чем вообще основана эта цифра в 300 — 350 миллиардов рублей, которую обычно называют для иллюстрации потенциальной емкости рынка МФО в России?

- Несколько лет назад такую цифру озвучили специалисты Федеральной антимонопольной службы, и я сам часто эту величину цитирую. Потом, где-то 8 лет назад, ряд экспертов, оценивая рынок МФО, вновь назвали примерно ту же цифру. И с тех пор она стала «гулять» по всем отчетам и «гуляет» до сих пор. Но достоверной цифры нет. А для рынка сейчас важно определить, сколько заемщиков действительно готовы брать деньги в МФО, во всех видах или каких-либо сегментах.

- В России действует программа льготной финансовой поддержки предпринимательства, реализуемая МСП-банком ( дочка «Внешэкономбанка» — ред.) через банки-партнеры и МФО, в частности ваш центр микрофинансирования. Будет ли увеличен лимит по займу, который сегодня составляет по условиям участия в данной программе не более 1 миллиона рублей?

- Что касается увеличения размера займа, то на самом деле для микрозайма 1 миллион вполне достаточно. Не надо его увеличивать. Статистика показывает, что средний заем — 300 тысяч. Если нужна сумма свыше миллиона — иди в банк, бери кредит!

- Но банки не кредитуют стартапы, для них это неприемлемо…

- А для стартапа у нас вообще ничего не приемлемо. В России вообще нет реальной системы финансирования стартапов, и когда говорят, что МФО поддерживают стартапы, — это все вранье. Единственные, кто отчасти это делает, — это фонды поддержки МСБ или микрофинансовые организации, созданные государством, которые выдают займы под льготные проценты.

Проблема здесь заключается в самой сути стартапа. У нас в системе кредитования только убытки не предусмотрены. А любой венчурный проект предполагает, что с вероятностью в 70 — 90 процентов он будет неуспешен. Поэтому изначально заложить, что из выданных 10 миллионов 8 — 9 могут пропасть — ни в одной системе учета и контроля, существующей в России, это не предусмотрено. Если вы из 10 9 не вернете, вас или закроют, или посадят. Банки не кредитуют стартапы из-за нормативов — слишком высокие риски, а МФО — потому что слишком высокие ставки. Отчасти помогает эта программа МСП-банка, но она тоже не для стартапов. У нас, например, большой портфель займов, и мы уже 800 миллионов рублей в рамках этой программы выдали, а кредитная линия у нас — 350 миллионов. Но никаких стартапов там нет.

- А кто есть?

- Обычный малый бизнес! Торговля, услуги. Производство, инновации — это не для микрофинансирования, это другая песня.

- В чем, на ваш взгляд, сегодня основная проблема отрасли?

- Смотря для кого. Это как в том анекдоте: у кого-то щи пустые, а у кого-то бриллианты мелкие. Так вот у меня проблема, что «бриллианты мелкие». Например, у меня годовые кредиты, а я хочу иметь трехлетние. У меня, скажем, часть кредитов под 14 процентов, часть — под 18, а я хочу все под 14. А у кого-то «щи пустые»: просрочка не 20, а 40 процентов или 50. У разных игроков разные проблемы.

Если говорить в целом, то проблем с регулированием сейчас нет, оно адекватно, если нам удастся сохранить эти пропорции и систему диалога с государством. Проблема фондирования — да, она актуальна для всех, даже для крупных. Проблема ухудшения общеэкономической ситуации и потенциального роста просрочки. Именно их я бы выделил как основные.

- Какие новые формы МФО могут появиться на рынке в обозримом будущем?

- Безусловно, будущее — за современными технологиями. Если сейчас на рынке микрофинансирования карточки — редкость, а выдача через интернет — вообще экзотика, что через 5 — 10 лет это станет общей практикой для крупных МФО. Для маленьких МФО по-прежнему останутся классические схемы выдачи денег наличными напрямую в офисе.

Я думаю, что рынок дальше будет развиваться следующим образом. Еще какое-то время продлится такой стремительный рост количества МФО, потом так же стремительно они будут разоряться и закрываться. Разоряться по объективным причинам, а закрывать их будет регулятор, поскольку они не будут соблюдать нормативы. Одновременно продолжится кристаллизация крупных игроков — они будут создавать сеть. Эти крупные игроки будут стремиться не только к территориальному доминированию, но и к расширению продуктовой линейки и применению новых технологий. Потом мы с вами пройдем через замечательный этап разорения ряда крупных компаний, которые будут «лопаться» с шумом, с грохотом, судами и скандалами. Но а в конечном счете когда рынок устоится, как устоялся банковский, мы получим на рынке МФО систему, состоящую из ряда крупных микрофинансовых компаний, которые будут охватывать либо весь российский рынок, либо его большие сегменты. Будет больше, чем сегодня, региональных компаний, и все равно останутся маленькие организации, работающие в одном населенном пункте и имеющие соответствующую клиентскую базу. И тогда наступит некая стабилизация.

Разговоры про снижение процентных ставок — это все сказки. В сегменте payday loans (или, по-нашему, «деньги до зарплаты») в Европе или США ставки точно такие же, как в России. Несмотря на то, что процентные ставки банков там всего несколько процентов составляют. Этот сегмент всегда будет дорогим.

- Но и доходность его тоже высока. И в этой связи не боитесь ли вы прихода государства на столь привлекательный сегодня рынок МФО под условных лозунгом «берите ваши микрозаймы в наших сберегательных кассах»?

- Государству «зайти» в МФО ничто не мешает. А какая разница отрасли — придет ли миллиардер из Европы или Америки и откроет МФО с миллиардными оборотами, или государство ее откроет?

- Но миллиардеру придется «с нуля» создавать такие обороты…
- А государству тоже придется «с нуля» создавать! Мы же говорили — другие продукты, другие клиенты, другая идеология. Не получается, сидя в одном офисе, быть и банкиром, и МФО. Банки, которые сейчас пытаются работать на этом рынке, вынуждены создавать отдельные МФО. Я их предупреждал об этом раньше — ну кто послушался, те делают. А кто не делает — их вопрос.
Источник: http://bankir.ru/

Закрыть

Написать руководству компании

Возникли проблемы, вопросы или пожелания? Напишите! Мы постоянно работаем над повышением качества обслуживания клиентов, ваш отзыв очень важен для нас!

С уважением, Артем Ткачёв.

Имя/Компания *

E-mail *

Ваше сообщение *


Закрыть

Регистрация на всероссийскую онлайн конференцию

Зарегистрироваться на событие «Как легко начать успешный и прибыльный бизнес в сфере финансовых услуг»